Drm Алексеев

Репортер собственной жизни…

В красном платье

Февраль1

Можно ли не заметить каплю крови на черно-белой фотографии, плачущую девушку, идущую на встречу ликующей толпе фанатов. Конечно, можно, если ты слеп.

Андрей не был слепым, но в отличие от большинства людей он видел нечто большее во всём. Светофоры не были простыми регулировщиками — они указывали путь. Верный последователь теории Хаоса, Андрей верил в то, что такая незначительная деталь на пути, как светофор, может изменить этот путь. Стараясь всегда идти на зелёный, он проходил расстояния в два, а то и в три раза больше, чем изначально планировал.
В домах он видел секреты. Секреты, что заставляют трескаться кирпичи и осыпаться штукатурку. Домам на центральных улицах было проще. Им помогали удерживать секреты постоянные реставрации и ремонты, а вот домам в глубине было куда сложнее.
Часто прокладывая свой путь через дворы, Андрей день за днём замечал, как знание разрушает. Ежедневные проблемы за стенами безжалостно сдирали слой штукатурки, а тяжёлые болезни обитателей убивали свет в окнах. Человек может поведать о своём знании, выплеснуть его, а старые дома нет. Они копят ежедневные переживания жильцов, а когда те переезжают, хранят это знание в себе. И оно точет стены, подбирается к перекрытиям и рушит крыши, медленно, но верно. Часто прикасаясь рукой к углу смотрящего на него пустыми окнами дома, Андрей, казалось видит жизнь прошедшую здесь. Никому нет дела до того, что очень тяжело так много знать. Немногочисленные жильцы старались переехать отсюда, а случайный прохожий — быстрее выйти на свет оживлённой улицы.
Андрей не понимал, почему люди боятся здесь ходить. Хулиганов везде много и найти тебя они могут даже в собственном подъезде.
Он вспоминал, как единственный раз шёл в подземном переходе под новой многоуровневой автомобильной развязкой. Вот там действительно было жутко: белый люминесцентный свет, безукоризненная чистота недавно выложенного белого мрамора и прямоугольник тоннеля ограничивающего твоё движение в одном направлении на долгих триста метров. Самое страшное — абсолютная безлюдность. Над тобой по трём уровням и десяткам полос проносятся сотни автомобилей, а ты тут один, в идеально пустом мире.

Она стояла в фойе маленького провинциального театра. В красном платье с задумчивым выражением лица, она удивительно гармонировала с обстановкой театра, но в тоже время выделялась среди его посетителей именно этой гармонией. Девушка в красном платье явно кого-то ждала.

Плазменная панель, повешенная недосягаемо далеко для нормального зрения показывала какую-то рекламу. Андрей попытался отвлечься, изображением на экране, но взгляд упрямо возвращался к девушке в красном.

Фойе пустело. Не по летам проворные бабушки-гардеробщицы отлично справлялись со своей работой.
Девушка смотрела куда-то в пустоту. Что она видела? Истории из своей жизни? Переживала конфликт только что просмотренного спектакля? Или она просто неуверенно себя чувствовала здесь, стоя одна, и так посылала окружающему миру сообщение о своей неприступности?
Рассматривать было определённо больше нечего, и он пошёл. Пошёл что-то невнятное сказать, робко улыбнуться и, о могущие силы, услышать согласие на ещё одну, теперь неслучайную встречу.
Знать, что происходит с твоим организмом, не всегда означает уметь им управлять. Андрей знал, что сейчас его сердце ускоряет ритм из-за выброса адреналина, аденарфина и ещё, Бог знает, каких наркотиков. Он даже мог научно обосновать смысл этой реакции, как для организма, как индивида, так и для популяции Homo Sapiens в целом. Но все эти знания ни на ком не увеличили сопротивление в подгибающихся коленях, ни на милиампер не уменьшили силу электрического импульса, бегущего от мозга.
Животным этот страх было назвать нельзя, он был самым, что ни на есть человеческим. Волна человеческих мыслей и неосознанных реакций, вырвавшаяся из незакрытого блендера, подхватила подгибающиеся колени и пронесла совсем рядом с девушкой в красном платье.
Получая куртку, Андрей испытывал слабость в теле — адреналин, неиспользованный до конца, всасывался в мышечную ткань. Но и эта реакция быстро прошла, оставив неприятный осадок пропущенной возможности.
Квартира была пыльной, душной и тихой. Толстые ковры на стенах и полу глушили все происходящее. Бабушка, завещавшая Андрею эту квартиру, любила ковры.
Её мама, всегда говорила шёпотом. Привычка с конца 30-х годов, когда череда расстрелов сильно подкосила численность семьи. Ковры были последней заслонкой случайно сказанного, последней надеждой на жизнь. Пыль забившаяся в волокна за это время только увеличивала эффект.
Бойкий голос диктора звучал в этой квартире приглушённо и неуверенно. Разговор шёл о проблемах полов. Ведущий, он же по совместительству врач, отвечал на вопросы слушателей.
Рука как-то сама взяла трубку и, под чёткую диктовку ведущего, набрала студийный телефон.
-Доброй ночи — сказал приятный женский голос — Вы дозвонились в студию радио «Это FM». После рекламной паузы Вы окажетесь в эфире…
-До нас дозвонился Андрей из Челябинска. Андрей, доброй ночи.
-Доброй ночи. У меня такая проблема, я боюсь подойти к девушке.
-Расскажите какой-нибудь из последних случаев.
-Вот сегодня, в театре… Вот если бы я её ещё раз встретил… Девушка в красном, если Вы меня слышите, приходите через неделю в тот же театр на сеанс в тоже время. Я буду Вас ждать. Не важно, что будет за спектакль, я приду.
Андрей бросил трубку, перенесясь мысленно на неделю вперёд.

Она стояла в фойе маленького провинциального театра. В красном платье с красным лаком на ногтях она удивительно гармонировала с духом театра и выделялась среди его посетителей. Девушка смотрела куда-то в пустоту.
-Вы тоже вечерами слушаете радио «Это FM»?
Улыбка, если рассматривать её индикатор присутствия хозяйки в реальном мире, говорила о возвращении девушки из глубины своих мыслей.
-Что, простите?
Она улыбалась открыто и как-то ненавязчиво. Улыбка была яркой, но естественной.
-Когда Вам одиноко, Вы тоже слушаете радио «Это FM»?
-Иногда, — девушка немного смутилась. — А вам часто бывает одиноко?
Андрей не испытывал больше страха. Он переступил ту черту, которую так боялся переступить. Теперь он сам не замечал, как естественно идёт их беседа.
В какой-то момент их стало трое. Девушка в чёрном стояла рядом, не вторгаясь в беседу, но явно пытаясь обратить на себя внимание.
-Ну… мы заболтались. Было приятно познакомиться, Андрей.
-Извините, — Андрей остановил девушек. — Вы неделю назад слушали после спектакля радио «Это FM»?
-Нет.
-Тогда слушайте сегодня!

Огромное спасибо tayka-mad за помощь в редакции.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
автор опубликовано в рубрике Рассказы | Нет комментариев »