Drm Алексеев

Репортер собственной жизни…

Без пафосного названия

Июль7

в парке

Странно сидеть в парке, когда свободное время ты можешь измерить не годами, месяцами или неделями, а часами. Странно при этом просто сидеть и наблюдать за другими, странно вспоминать, странно жить не своей жизнью.

Странно, так же, что в двадцать первом веке, когда все вокруг помешались на слове свобода, ее могут совершенно законно отнять. Причем отнимают не только у асоциальных субъектов, но и например, тех кто вчера защитил диплом на отлично. Меня шокировало письмо, найденное в этот же день в почтовом ящике. Но тем неимение, я решил не бегать, а отдать долг родине.

Сегодня утром я столкнулся с проблемой, которая поставила меня в тупик. Как мне провести этот день. Вечером, естественно, намечалось прощальное застолье, ну а утром и днем? Все, абсолютно все мои знакомые в этот будний день были заняты.

Выйдя из дома, я начал вспоминать любимые места в городе, которые надо обязательно посетить перед отъездом. Их оказалось всего два, и это за двадцать два года жизни на одном месте.

Были места красивее этих двух, были старше, были просто популярнее, но мне они казались слишком пошлыми и ненастоящими, одним словом попсовыми, и мне туда не хотелось.

Первое место я обнаружил, когда обзавелся привычкой ходить пешком. Это была короткая пешеходная зона, небольшой опендикс улица Орджоникидзе. Лежит он между улицами Цвиллинга и Свободы. По большому счету, ничего примечательного в ней нет, вымощенный плиткой тротуар и зеленый газон, но это тихий уголок между двумя городскими артериями.

Курсе на втором, когда я ходил по ней каждый день с однокурсником, мы пораженные резким контрастом, дали этой тропинке название, и считали ее отдельной загадочной страной, скрытой от всех. Все кто шел с нами шли по самой обычной улице в городе, а мы шли по своей собственной стране.

Время прошло, однокурсника отчислили, название забылось, а эмоции остались.

В самом начале я сказал про два любимых места, я соврал, их было три. То, про которое я умолчал сначала, находилось где-то посередине, если идти из дома в городской парк.

Две скамейки выгнутой формы стояли друг напротив друга. Стояли они под надежной защитой столетних тополей. Вечером там сидели любители уличных песен, в основном рокеры, но принадлежность к определенным субкультурам, по большому счету, никого не волновала. Ну а днем там можно было спокойно посидеть и почитать книгу. И это на перекрестке двух центральных улиц города, скажем так, самых центральных.

Я любил там иногда погрузиться в прошлое с Достоевским или Толстым, в будущее с Лукьяненко, в настоящее с Пелевиным. Именно там я познакомился с рифмой Алигьери, с прозой Гессе, одним словом, любил я это место. Оно не очаровывало само по себе, зато давало благодатную почву для очарования чем-нибудь другим.

Почему давало? Когда дорогу расширяли, тополя спилили, а вместо лавочек, на которых не одно поколение призналось в любви, пролегла отдельная полоса для поворота.

Надеюсь, читатель простит мне небольшую ложь в самом начале, я и предположить не мог, что это место существует, хоть и в моей памяти.

Третье место было в том самом парке, про который я упомянул выше. На территории парка и прилегающем к нему хвойном лесу есть несколько карьеров, уж не знаю, что в них добывали, но сколько я себя помню они стоят наполненные водой. В жару смельчаки купаются в них, но это дикие водоемы.

В одном из дальних карьеров есть площадка чуть выше уровня воды. Эту площадку не видно ни с противоположного берега, ни с тропинки лежащей рядом. Уж не помню как я нашел эту площадку, но с тех пор я очень люблю просто там сидеть или слушать музыку или наблюдать за обитателями водоема.

Но сегодня мне туда попасть не удалось. На площадке расположились двое парней пролетарской наружности с неизменными атрибутами отдых пивом и семечками. Я решил, что третий там явно лишний, поэтому вернулся на главную аллею и сел там на скамейку.

Я решил описать свои мысли не потому, что хочу, чтобы меня пожалели. Жалость мне не нужна и она мне ничем не поможет. Я просто хочу прочитать это потом, через год, чтобы понять, что во мне изменилось. Сейчас я больше похож на интеллигента, окончившего ВУЗ, молодой и перспективный специалист, а кем я буду, когда приеду? Это буду я, но не тот я, что сейчас. Эта запись своего рода завещание и мемуары от меня настоящего ко мне будущему.

Ко мне на скамейку подсели две девушки и начали нарочито громко обсуждать что-то. Надо быть полным неполовозрелым ослом, чтобы не понять, что они хотят. В любой другой день, я бы неприминул воспользоваться этим шансом и заговорил бы, но сегодня это не имело смысла.

Девушки оказались выпускницами, окончившими школу. Через пару дней у них был выпускной, а еще через два обе собирались ехать поступать в Москву. Когда-то и я так же был полон мечтами, и мои друзья ехали поступать в Москву, жаль, что почти все вернулись, не окончив ВУЗ. Я очень хорошо понимал этих девушек, ведь только в эти несколько летних днейты можешь просто жить, предвкушая пять золотых лет своей молодости.

Ведь с первого класса нам только и говорят, как в интитуте хорошо, и как там сложно, но нужно и важно учиться. Кто-то от такого воздействия испытывает рвение и желание поступеить в место получше, кто-то еще не определился, кем хочет стать, но все испытывают трепет перед открывающимися возможностями, перед свободой взрослой жизни. Но эта не та пугающая свобода, а свобода, имеющая прочный тыл и точнейшие ориентиры, и маяки, не дадущие заблудиться.

Делая вид, что не замечаю их и что-то усилен пишу в блокнот, я, на самом деле, наслаждался отголоском переполнявших их чувств. Так мы, наверно, наслаждаемся жизнью персонажей на экране.

Девушки встали и ушли. Вскоре пошел и я. Пришло время погрузиться в собственный мир, жить только своей жизнью.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
автор опубликовано в рубрике Рассказы | Нет комментариев »